oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Жизнь и смерть веселого человека

Впервые я наткнулся на это имя, читая воспоминания Сергея Волконского (бывшего директора императорских театров) о революционных годах:
         «Один случай мне рассказывали. Был в Москве приговорён к расстрелу некто Виленкин. В то время расстреливали в Петровском парке. Когда его поставили, тот, кто командовал расстрелом, вдруг узнаёт в нём своего бывшего товарища. Он подходит к нему проститься и говорит:
         – Уж ты, Саша, извини их, если они не сразу тебя убьют: они сегодня в первый раз расстреливают.
         – Ну, прости и ты меня, если я не сразу упаду: меня тоже сегодня в первый раз расстреливают...»

         Дорогого стоит, когда человек не теряет юмора перед расстрельным взводом, подумал я тогда и наверняка забыл бы не слишком приметную фамилию, если бы по случайности вскоре не наткнулся на нее опять в мемуарах гусара Владимира Литтауэра. Тот влюбленно пишет о солдате своего полка Виленкине, «романтике и поэте», который сочинял веселые стихи и отличался невероятной храбростью - получил семь из восьми возможных наград, причем от восьмой несколько раз отказывался, чтобы не слишком выделяться. Литтауэр, сам бравый офицер, с восхищением рассказывает, как весельчак, получив рану, начал немедленно сочинять стишок про это героическое событие, или как под ураганным огнем, когда все ждали смерти, Виленкин предложил полковнику шоколадку и был послан к черту.
         Тут  я заинтересовался этим шутником всерьез.
         Оказалось, что человек он довольно известный: его поминают Роман Гуль, Ходасевич, Солженицын - и все самым приязненным образом. (В «Википедии», кто заинтересуется, есть отсылки на две хорошие и подробные биографические статьи). 


Read more... )

oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Нормальная демонстрация

Этими двумя словами исчерпывается мое ощущение от субботней акции. Можно еще короче: дежавю.

1

С одной стороны:
         Новизны давно уже нет.
         В то, что у Путина откроются уши и он начнет вести себя по-другому, никто больше не верит.
         Митинговая стилистика себя изжила.

Но верно и то, что:
         Людей пришло не меньше, чем на демонстрации до «закручивания гаек». Это значит, что аресты и обыски никого не испугали.
         Начался новый политический сезон. Движение утратило эйфорию, но не ослабело.
         Да, митинги надоели, но потребность протестовать все равно заставляет людей выходить. Оппозиционные демонстрации превратились из праздника в будни оппозиционной борьбы. Навальный прав, когда говорит, что на них нужно ходить, как на работу.

Что бы полиция ни врала про 14 тысяч, на самом деле они там отлично знают, сколько людей было на самом деле. И мы – те, кто там был – тоже это знаем.


А теперь картинки )


oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Диверсант № 2. (Из файла «Second Best»)


         Меня с давних пор занимают исторические фигуры, которые являются, так сказать,  «серебряными медалистами». Это когда  все внимание потомков досталось  другому герою, добившемуся на том же поприще лучших результатов или больше прославившемуся по прихоти случая. Допустим, понятно, почему весь мир знает имя Юрия Гагарина, а космонавт № 2 Герман Титов известен куда меньше. Но часто бывает, что «второй номер» ни в чем не уступал первому, а может быть, даже его превосходил, однако остается в памяти последующих поколений лишь бледной тенью «золотого медалиста».
         Скажем, все слышали про Отто Скорцени, которого военные историки, вне зависимости от национальной принадлежности, признают самым результативным диверсантом Второй мировой. Блестящая операция по освобождению Муссолини и личное покровительство фюрера принесли лихому австрийцу огромную прижизненную славу, а напичканные саморекламой мемуары возвели бывшего оберштурмбанфюрера в статус непревзойденного гения спецопераций, а ведь на самом деле неудач у Скорцени было не меньше, чем триумфов.
         А я хочу рассказать про немецкого диверсанта №2. Не без сожаления выдаю с потрохами исторический прототип, из которого собирался слепить харизматичного злодея для «Шпионского романа-2». Сиквела у книжки, вероятно, не будет, потому что я надолго погрузился в другой литпроект (пока не скажу, какой). Так что ладно, не жалко.
         Познакомьтесь (кто не слышал этого имени раньше): Адриан фон Фёлькерзам, "актер второго плана" при суперзвезде Скорцени,  при том что результативность у Фёлькерзама была выше, а приключения не менее поразительны.
         Причин, по которым этот человек малоизвестен, две: во-первых, он числился заместителем Скорцени и все лавры доставались начальнику; во-вторых,  не дожил до конца войны и не имел возможности написать мемуары. Но те, кто лично знал обоих, пишут, что молчаливый, незаметный зам дал бы сто очков вперед своему хвастливому шефу.


«Застенчивый, очень спокойный. Блестящий аналитик»
(Из воспоминаний соратника)

Нам этот человек интересен еще и тем, что он был нашим соотечественником. Во всяком случае, родился в России, вырос в русскоговорящей семье и на русском говорил как на родном.
         Бароны фон Фёлькерзам были остзейцами, российскими подданными еще с петровских времен.


      Это их герб

Дед Адриана – русский адмирал, младший флагман печальнопамятной тихоокеанской эскадры, погибшей при Цусиме. Правда, он скончался от болезни накануне баталии, но погребен завидным для моряка образом:  положенный в холодильник, отправился на дно вместе с потопленным броненосцем «Ослябя».


Младшие флагманы 2-й Тихоокеанской эскадры: (слева направо) контр-адмиралы Небогатов, Энквист и Фёлькерзам

Внук адмирала родился в Петербурге, но во время Гражданской семья эмигрировала, поэтому воспитывался и учился Адриан в независимой Латвии, а потом в Германии.
         В 1940 году вступил добровольцем в знаменитый полк «Бранденбург-800», готовивший диверсантов для заброски на вражескую территорию. Боевым группам полка была отведена очень важная роль на первом этапе операции «Барбаросса». Маленькими отрядами они просачивались в советский тыл и наносили удары по узлам связи, мостам и штабам, нарушали стратегические коммуникации, сеяли панику и так далее. Отец мне рассказывал, что в ужасные дни отступления от западной границы в наших войсках царил настоящий психоз по поводу вездесущих «парашютистов» - и вреда от этой истерики было во много раз больше, чем от самих диверсантов, которых отец ни разу так и не видел.
         Лейтенант Фёлькерзам возглавил ударную «Балтийскую роту», состоявшую из русскоговорящих фольксдойче, литовцев и белоэмигрантов; она натворила много всяких пакостей – например, захватила штаб целой дивизии, оставив ее без управления.
         Не буду перечислять все досадные для нас фёлькерзамовские военные подвиги, а остановлюсь на одном, который и сегодня фигурирует в учебниках диверсионно-разведывательных школ под названием «Майкопский рейд».  
         Летом 1942 года Гитлер решил, что не стоит тратить силы на взятие Москвы, а лучше повернуть удар на юг и захватить каспийскую нефть. Больше всего немцев беспокоило, что, отступая, русские подожгут промыслы, трубопроводы, нефтеочистительные сооружения и на восстановление уйдет много месяцев.
         Фёлькерзам получил практически невыполнимое задание: забраться в глубокий тыл противника и сберечь от разрушения нефтедобывающую инфраструктуру Майкопа. 
      Согласно немецким источникам, в июле диверсионный отряд в составе 62 человек просочился через линию фронта. Все были русскоязычные, одеты в форму НКВД; у Фёлькерзама – документы на имя майора Трухина.


Бойцы как бойцы. Только левый, на мой взгляд, какой-то подозрительный

По пути «Трухин» задержал беспорядочно отступающих бойцов, пристыдил за малодушие, построил в колонну. Доставил к командующему обороной Майкопа, который был рад подкреплению. В суматохе катастрофического августа 1942 года формальности не соблюдались. Генерал брал с собой «майора госбезопасности» в объезд по ключевым точкам обороны и города. Фёлькерзам постарался повсюду примелькаться.
         Когда 8 августа немецкие танки приблизились к Майкопу и там началась спешная подготовка к уничтожению нефтяных объектов, диверсанты разделились на полтора десятка мобильных групп. Одна захватила центральный пункт связи, откуда передала в части приказ о срочном отступлении; несколько «пятерок» имитировали при помощи гранат артобстрел, чтобы вызвать панику; остальные разъехались по буровым и предприятиям с приказом об отмене запланированных взрывов. Если верить немецким реляциям, вся эта авантюрная, но тщательно рассчитанная механика сработала: Майкоп был оставлен без серьезного сопротивления, а буровые остались целы. Фёлькерзам получил высшую военную награду – Рыцарский крест.
         Освободив из плена Муссолини, Отто Скорцени стал фаворитом Гитлера и получил возможность брать в свое спецподразделение лучших специалистов диверсионного дела. Гауптштурмфюрер (капитан) Фёлькерзам стал  начальником штаба и главным помощником «человека со шрамом», занимаясь подготовкой всех важных операций.  Так он разработал планы похищения маршала Петэна и убийства маршала Тито, однако эти акции в последний момент были отменены. Зато в октябре 1944 г. Фёлькерзам рассчитал и провел как по нотам фантастическую операцию "Панцерфауст". (Скорцени подробно описывает ее в своих мемуарах, переведенных на русский, но, как обычно, блистает там главным образом он сам).
         Коротко расскажу. Венгерский диктатор Хорти через своего сына  вел тайные переговоры с Советским Союзом о выходе из войны. Только что то же самое проделала Финляндия, но Финляндия была от Рейха далеко, а через Венгрию у нашей армии появился бы прямой выход к германской границе, и война закончилась бы на несколько месяцев раньше.
         Диверсанты сначала напали на охрану Хорти-младшего, скрутили его, закатали в ковер и переправили самолетом в Рейх. Когда диктатор, несмотря на похищение сына, всё же объявил о выходе Венгрии  из войны, отряд Скорцени-Фёлькерзама внезапным ударом захватил Будайский замок, резиденцию Хорти – почти без боя, с минимальными потерями.   Хорти был смещен, во главе Венгрии встал Салаши, и война продлилась столько, сколько продлилась. (В марте 1945, за два месяца до победы, мой отец чуть не погибнет в мясорубке под Секешфехерваром - чтоб тому Фёлькерзаму провалиться с его талантами).


В Будайском замке. Слева Скорцени, мой экс-прототип справа

Потом была масштабная диверсионная операция «Гриф» - в Арденнах, где Фёлькерзам, говоривший по-английски не хуже, чем по-русски, вредил как мог непуганым американцам. А потом дела у Рейха стали совсем плохи, и Гитлеру пришлось забивать гвозди микроскопом.
         В январе 1945 года элитный "Ягдфербанд-Ост" («Охотничий отряд – Восток»)  во главе с Фёлькерзамом был брошен на затыкание дыры в прорванном фронте. Против советских танков и артиллерии навыки  диверсионно-разведывательного мастерства были бесполезны. Из восьмисот человек  выжили   пятнадцать. Пробиваясь к своим, они тащили на носилках смертельно раненого командира  – это о многом говорит.
         Вот такой у нас в ту войну был противник. Когда-то один счастливец, вернувшийся с фронта одноруким, зато живым, сказал мне, юнцу: «Знаешь, я не верил, что мы их победим. И сейчас не понимаю, как у нас это получилось».
         Это произвело на меня большее впечатление, чем все серии киноэпопеи «Освобождение» вместе взятые. Верили-не верили, но ведь победили же.


oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Мечта об очереди

Посмотрел результаты вот этого опроса и ужасно расстроился. Оказывается, только десять процентов россиян считают августовские события 1991 года победой демократической революции, а остальные относятся к этому событию отрицательно или безразлично пожимают плечами… Неужели правда? Неужели девяносто процентов уверены, что стадное, постыдное советское существование было лучше?  Знаете, я вообще-то убежденный и даже форсированный позитивист, верователь в разум и прогресс, но тут накатила тоска.
         В российской истории есть некоторое количество славных дат: 9 мая, 12 апреля, 19 февраля, 26 августа. Я отношусь к ним с почтением, но без гордости. Все те события – и победа над фашизмом, и победа над космосом, и победа над рабством, и бородинское поражение, которое стоило иных триумфов – достались мне по наследству. Моей заслуги там нет.
         Иное дело – 19 августа. Ничего героического я тогда, положим, не совершил. Но это моя Москва не испугалась танков. Это мое поколение отказалось проваливаться обратно в застойный маразм. Других заслуг за моим городом и моим поколением, может быть, и не числится.
         Мне дороги те воспоминания.
         Как я вечером засобирался к Белому дому, потому что пошли слухи о предстоящем штурме.
         Как жена меня ни в какую не отпускала, прямо как на полотне Маковского, и пришлось взять ее с собой.
         Как сразу же пошел проливной дождь, и мы вымокли до нитки.
         Как было страшно, когда ровно в полночь по небу полетели трассирующие очереди.
         Как мимо прошли двое молодых парней, один обернулся и сердито сказал второму: «Отстань! Я не для того сюда пришел, чтоб отсиживаться в кустах!» Парень был худой, черноволосый. Может, это был Илья Кричевский, один из трех убитых в ту ночь. Во всяком случае в моей памяти у того парня лицо Кричевского.
         Как мы все время встречали знакомых и почему-то быстро расходились. Все много смеялись и были очень нервные, не могли долго стоять на месте.
         Вот и всё. Когда рассвело и стало ясно, что штурма не будет, мы поехали домой и проспали весь день.
         Этим мое участие в защите российской демократии, собственно, исчерпывается. Но, кажется, я уже тогда понимал, что это, может быть, самая значительная ночь в моей жизни.
         Ну и пусть кто-то забыл, или не понял, или скучает по хлеву с гарантированными отрубями в корыте. А может, «Левада-центр» кого-то не того опрашивал?
         Завтра наши десять процентов будут целый день нести цветы к стеле, поставленной над туннелем, где погибли Владимир Усов, Дмитрий Комарь и Илья Кричевский. Мы их не забыли. У нас хорошая память.

наверху
Это вот здесь, наверху

Первое слово, которое мне ассоциативно приходит на ум при слове «Советский Союз» - это «очередь». Как же я их ненавидел, эти бесконечные унизительные очереди за любой ерундой, за всем на свете. Для меня очередь - это символ великой империи, которую кто-то там потерял и хочет отыскать обратно.
         Но как же мне хочется, чтобы завтра, когда я принесу к стеле цветы, там собралась бы очередь. В такой очереди я охотно бы постоял.
         Понимаю: если она и будет, то вряд ли длинной.  Ну, какая будет – такая будет.


oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Девочки и медведь

Сказка про то, как озорные девчонки пришли дразнить медведя в его берлогу и что из этого вышло, становится всё печальней.
         Сегодня я съездил к зданию Хамовнического суда, где началось разбирательство по «Делу кощунниц».
         Надо сказать, что мое отношение к этой истории по мере ее развития менялось.
         Я не поклонник панк-стилистики. Она, собственно, для того и существует, чтобы эпатировать косный истеблишмент. Я – часть косного истеблишмента, поэтому я исправно эпатировался. Мне решительно не понравились половые безобразия в зоомузее и пляски с воплями в церкви. Мне всё это и не должно было нравиться – иначе это не было бы контркультурой. Контркультуру я не люблю, я типичный представитель благопристойных буржуазно-обывательских ценностей.
         Но именно эти скучнейшие, тривиальнейшие ценности не позволяют мне спокойно наблюдать, как косолапая, когтистая госмашина мстительно рвет и грызет трех юных хулиганок. Правила вышеупомянутой благопристойности предписывают в подобных случаях заступаться.
         Переулок, где находится суд, выглядел сегодня утром вот так:

у суда

Медведь испугался, что заступников придет много. Но их была горстка – меньше, чем журналистов.
         Журналисты спросили, почему я сюда пришел.

журналисты




        Причина вообще-то вот:


Read more... )


oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Редкий случай

Меня просят об интервью каждый божий день (не преувеличиваю – иногда не один раз). В девятнадцати случаях из двадцати я отказываю. Во-первых, жалко времени. Во-вторых, у меня нет такого количества свежей информации и свежих мыслей. В-третьих, спрашивают обычно всё то же самое. Скучно.
         Интервьюер, на вопросы которого интересно отвечать – редкость. Я знаю таких на всю страну только троих. Ну может быть, четверых.
         Один из них - Денис Корсаков из «Комсомольской правды». Полгода назад я уже публиковал здесь, в блоге, его интервью со мной о проекте «Авторы».
         Вот опять.



Read more... )


oleg_lukin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Москва. Далее везде

Сегодняшняя судорожная активность хватательных структур - мощный агитационный ход за массовость шествия 12 июня. Спасибо вам, неведомые союзники оппозиции, подтачивающие режим изнутри! Вы просто из кожи вон лезете, чтобы демонстрация действительно стала «маршем миллионов». Теперь даже самые флегматичные горожане поймут, что идти надо.
         Обязательно надо: событие обещает стать историческим.
         
         Завтра стартует невиданный эксперимент: попытка нормализовать жизнь в одном отдельном городе снизу (раз уж сверху не получается).
         Задача, прямо скажем, не из простых.

Условия задачи:

Вообразите десятимиллионный город, в котором большинство населения терпеть не может одну партию. Но партия эта правдами и (главным образом) неправдами захапала 90% голосов в городской думе. Поэтому неудивительно, что жители города хотят одного, а дума - совсем другого.

Вопрос:

Как жителям сделать город своим без строительства баррикад?

Правильный ответ:

Воспользоваться законным правом на городской референдум – инструмент прямого всенародного волеизъявления.

Поэтому давайте завтра пойдем на общегородское собрание по запуску референдума и начнем делать Москву нашим городом. А другие города на нас посмотрят и, глядишь, последуют нашему примеру.



Белая ленточка на марше

Завтра в полдень москвичи соберутся близ Пушкина и пойдут вниз по бульварам в сторону проспекта Сахарова – то есть повторят маршрут «писательской прогулки» 12 мая. Только тогда мы просто себе гуляли, а теперь давайте сделаем дело. Сколько можно протестовать: долой то, долой сё. Полгода помитинговали, поругали жуликов и воров – хватит. Первый семестр закончен, начинается второй: начинаем отбирать у жуликов и воров чужое (то есть наше). 


Опоздавшие догоняют по бульварам

Волонтеры «Лиги избирателей» в начале маршрута будут раздавать вот такие  опросные бюллетени. По дороге к проспекту Сахарова нужно выбрать из этого списка три вопроса, которые лично вы считаете самыми актуальными. (Результаты нашего блог-опроса я передал организаторам. Как видите все эти вопросы вышли в финал).
         По четной стороне Сахаровского проспекта будут установлены столы, где можно сдать заполненные листы.
         Заодно посчитаемся, сколько нас пришло. А то у московского ГУВД синдром злокачественного андерстейтмента.

Ну что, попробуем изменить жизнь к лучшему, не доводя дело до баррикад?


Profile

oleg_lukin: (Default)
oleg_lukin

October 2012

S M T W T F S
  12 34 5 6
7 8 9 10 11 1213
14 1516 1718 1920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 07:15 am
Powered by Dreamwidth Studios